Рыбалка. Нерест плотвы на юге Ладоги. Весна 2020 года

Рыбалка. Нерест плотвы на юге Ладоги. Весна 2020 года

Рыбалка. Нерест плотвы на юге Ладоги. Весна 2020 года

плотва, #ладога, #удочка, #фидер, #лемпа

Автор Юрий Соколов lempaa

Местные мужики рассказали, что первый косяк плотвы  зашёл в канал Волховец 23 апреля и плотва жадно клевала  прямо с пирса базы целые сутки, потом ушла.

В 5 утра 26 апреля мы с Артёмом вышли на воду.  На горизонте бледно белела луна.

Меньше чем за час мы прошли 8 км по Новоладожскому каналу и встали в канальчике Семерик. Первым попался крупный елец, поливающий струёй молоки. Потом стали хапать мои приманки шершавые шустрые самцы плотвы. Клёв плотвы был хорошим только тогда, когда светило солнце либо небо было синим. Как только облака заволакивали синь, так плотвины давали доступ к удочкам мелким подлещикам, густере и мелким плотвичкам. Их я не брал. Среди густёрок попалась одна хорошая — с две мои ладошки. Её я взял.

Плотвины клевали на червя либо на букет из 4х или пяти опарышей. Я червей с опарышами не жалел и натягал около семидесяти плотвинов. Самок-икрянок попалось всего парочка.

Артёму  не понравилось течение. Перезабрасывать удочку туда-сюда нудно и Артём, оставив меня в Семерике наедине с рыбой, укатил на лодке в тростники. Там он сменил три места и, найдя клёвое «отвёл  душу» наловив полный садок. У него было много икрянок.

В следующий раз я приехал в Креницы с друзьями 4 мая. Администрация базы Креницы приняла меры чтоб обезопасить себя от короновируса — поставила прозрачные листы полистирола для защиты от дыхания клиентов.

 У входа в наш кемпер нас встретило… «существо», завершавшее дезинфекцию после предыдущих клиентов. Мы даже напугались: ИНОПЛАНЕТЯНИН!

Когда вышли на воду 5 мая в 5 часов утра над каналом стоял туман.

Вот солнце постаралось: оно поднималось с красочным рассветом.

 После того как мы забросили прикормку, рыба подошла к нам минут через 20-30 и стала клевать. Юра весело кричал традиционное; «Ларочка будет довольна!»

 По небу летели на север стаи гусей.

 Вокруг нас с противными воплями  носилось множество разных чаек, выбирая места для гнездовий. По противоположной береговой дамбе канала шустрила норка в поисках гнёзд с отложенными яйцами. У неё сейчас линька и она имела безобразно «драный» вид.
 Когда Юра уезжал, он с восторгом мне выразил благодарность:   «Даже если бы я и не наловил рыбы я всё равно был бы счастлив от массы полученных впечатлений! В городе такого не увидишь!»
   Юра с Николаем уехали после рыбалки вечером 5 мая, а вместо их ко мне приехал Илья.
Я остался жить в кемпере базы Креницы по 10 мая. Вечером когда мы с Ильёй в беседке готовили снасти, к нам с вопросом подкатилась женщина: «Где здесь можно порыбачить?»
   Я пригласил её: «У нас в лодке утром будет одно свободное место. Приходи в 4.30. Только оденься как зимой, а то за час езды в лодке одубеешь. Ну а на канальной дамбе при северном ветре вообще холодина!»
  6 мая утром в мой День Рождения был особо красочный рассвет.




Девушка добросовестно выполнила мои распоряжения: пришла в 4.30 одетая как колобок.

В Семерике клёва не было и мы ушли в тростники. Там прикормили маленькую заводь и наловили рыбы. Юленька оказалась неплохой рыбачкой и утёрла нам нос количеством пойманной рыбы.
   Над нами пролетела туда-сюда четвёрка лебедей — ищут место для гнездовий.

Днём мы видели множество мелких куликов-перебежчиков. К вечеру я сначала услышал песенку похожую на песенку чибиса, а потом увидел над водой крупного кулика. То ли кроншнеп, то ли гаршнеп.- я в них не специалист.
  Когда мы проходили по устью Волхова сотню метров от Новоладожского канала к каналу Волховец нас немного «поволновало» волнами из Ладоги




Вечером Илья уехал домой довольный исполнившейся его мечтой — половить плотву. Вместо его ко мне приехал мой партнёр по работе Миша с его другом Антоном. На утро седьмого мы с ними ( чтобы не выходить на волну в Волхов) попытались проскочить на Пелле из Волховца напрямик тростниками в Семерик.   Получилось, но… очень плохо: на участке в 3 км стояло не менее пяти лесочных сетей-китаек по сотне метров длиной. Первую сеть я по невнимательность намотал на винт мотора.
Вечером пришлось просить механика снять винт и вытащить из-под винта намотку мелкоячеистой китайской сети.
   Когда мы на воде вырезали винт из, пленившей нас сети, то рядом освободили щурёнка грамм на 500 и подлещика грамм на 200. Про следующие четыре сети  меня предупреждал назначенный вперёдсмитрящий и мы проскакивали над ними, подняв мотор.

В тростнике перед Семериком у нас не клевало и мы вылезли на береговую дамбу Семерика. Там после заброса прикормки, к нам подошла рыба и мы натягали её «от души». Я был очень доволен тем, что треть улова составляла густера, а две трети плотва. Окушок попался всего один. Не крупный но икряный.

  Густера подходит к берегам. Похоже что и она будет скоро нереститься и мы с Артёмом поедем её ловить.
Вечером 8 мая приехал Михалыч на смену Мише. Утречком 9 мая мы Михалычем помчались по традиционному пути к канальчику Семерик в Новоладожском канале. У берега канала я обнаружил зимнюю меховую шапку.

На всякий случай я пошарил вокруг веслом и обрадовался когда никого не нашёл.

В Семерике мы, как всегда, прикормили рыбу и сели с фидерами. Клевать стало быстро и активно, что радовало нас обоих.

Густера стала попадаться крупнее ладошки и гораздо чаще.

Мимо нас лодки уходили в Ладогу. Вдруг вижу: из Ладоги посреди канала несётся надувнушка с ревущим мотором. Я кричу: » А ближе к тому берегу идти нельзя?» В ответ слышу: «Вот, захватили тут разные половину канала…!»» Через час та же лодка подходит к нам: «Сергеич, ты уж прости нас! Нам было очень надо побыстрее докатить до нашего палаточного лагеря и переодеться. Пассажир выпал в Ладоге за борт, а вода сейчас не мёд!» Оказалось что это мои соклубники из ПКР.
  У нас нашлось горячительное и я им (под это дело) выдал где надо садиться чтобы обрыбиться. Потом на прощание мы все сфотографировались.

К вечеру мы с Михалычем примчались на базу и, запаковав рыбу, запихнули её в холодильник, предварительно с ней сфотографировавшись.



Над территорией базы Креницы уже вовсю носятся ласточки. Наши соседи покоптили прекрасных икряных окуней.

Спрашиваю: «Где так лихо наловили?» Отвечают: «На берегу Новоладожского канала рыбаки продают (недорого) прямо с лодок ящиками разную рыбу». За моей спиной  видно(и на этой фотографии )  у пирса на приколе пять катеров с надписями «Рыбоохрана».

Я на праздничный ужин сготовил «Щи зелёные» Основу составила банка консервированного щавеля.

  Сначала я сварил в кастрюле картофель, потом закинул щавель а потом ввалил банку свиной тушонки. Было обалденно вкусно!
  10го мая мы приехали в Семерик к 8 часам. Любимое место Михалыча занимал Антон с дамой, за что он извинился: «Извините! Мне очень понравилось здесь рыбачить когда мы были с Мишей. Вот я и привёз её сюда: пусть отвлечется от самоизоляции! Можно?»  Михалыч: «Да ладно уж…» и сел ближе ко мне на любимое место «ларочки».

Антон сказал, что мы проспали клёв, длившийся от 4 до 6 часов и похвастался садком забитым до половины рыбой.
  Мы оставили свои фидера и стульчики, а сами укатили на лодке с поплавочными удочками «на запасной аэродром»  Мы отошли от дамбы Семерика на 200 метров, зашли в заводь между тростниками, прикормили и… Михалыч стал таскать рыбу.

Что только я не делал: ставил мормышки, наживлял крючки то червями, то одиночным опарышем, то пучком, то бутербродом. Бросал то в разные стороны, а то дак близко от поплавка Михалыча. Ничего не менялось: он таскал рыбу, а у меня она даже не трогала насадки.

 

Михалыч иронизировал:» Это потому что у меня поплавок красный а у тебя жёлтый!»
   Потом я стал менять глубину опускания приманок. Когда поднял крючки на 30 см от дна у меня стало клевать не менее активно чем у друга. Я проанализировал ситуацию и понял: в затишке отмершие растения гниют на дне и создают загазованную зловонием «мёртвую зону»!
В «крематории» рыбе кушать не хочется!
   Вторым моим открытием в этот день было то что я заметил: самцы плотвы перестали быть шершавыми. Значит: нерест плотвы закончился. Получается что в этот неординарный год на юге Ладоги нерест плотвы происходил с 23 апреля по 9 мая. Вполне возможен выход на нерест косяка плотвы, зимовавшей где то на глубине. Но, основной «вал» уже закончился!
    Наловив по пол ведра рыбы, мы двинулись забирать наши снасти из Семерика и отчаливать на базу.
 Подойдя к своему месту в Семерике я увидел группу соклубников из ПКР на подсказанном мной вчера месте.




Я честно проорал о том что ситуация изменилась и сказал где и как сегодня клюёт.
Я вытащил, оставленный три часа назад в воде фидер и, увидев добычу, расхохотался! На крючке сидела крупная… перловица!

Мы смотались и пошли на базу.   На пирсе базы в окне дежурки, созерцая лодки, нас встречал местный котяра — инспектор.

Пирс меня ещё раз повеселил. Причалив лодку, я увидел, что в соседней лодке еле шевелится воробей. Я сначала подумал: веслом пришибли. Присмотрелся. Кто-то оставил в лодке открытую банку опарыша, и врабый обожрался халявой так что аж не взлететь.
Ох, достанется он коту!

А может у них нейтралитет?
   Мы быстренько разгрузились. Я сдал документы на судно. Сфотографировал усталого Михалыча с уловом за 10 мая.

Пообедали. Загрузили вещички в машину и, попрощавшись с администрацией, поехали домой. Ошибся: не поехали — поползли в пробках!
   Мне понравились мои новые открытия, сделанные на этих рыбалках. Не понравилось то, что я на солнце обгорел как танкист — побочный эффект хорошей погоды.
  Скорее бы разрешили блеснить!



  Когда на работе я одному из друзей рассказал как отдохнул в честь своего дня рождения на базе отдыха целую неделю, тот мне заявил:

«Ты не отдохнул! Ты ОТРАБОТАЛ неделю инструктором по рыбалке!»

Опубликовано в блогах на сайте ПКР

»

Источник

Статья понравилась? Обязательно поделитесь с друзьями или сохраните.
Кнопки социальных сетей чуть ниже…

Нет Комментариев

Оставить Комментарий